На кафедре

В конце концов, министр утвердил Пирогова, профессором Юрьевского университета. В пер­вых числах апреля 1836 года начались лекции Николая Ивановича в Юрьеве. Эти лекции за­воевали молодому профессору любовь и ува­жение слушателей.

Через год о Пирогове заговорили не только Юрьевские студенты, но весь тогдашний западноевропейский медицинский мир.

Русский учёный пришёл на кафедру не как чиновник научного ведомства, а как серьёзный искатель истины, как новатор и преобразова­тель науки. Вот как Пирогов излагает свой тогдашний взгляд на задачи профессора и его отношения к слушателям: «Для учителя такой прикладной науки, как медицина, имеющей дело прямо со всеми атрибутами человече­ской натуры (как своего собственного, так и другого, чужого, я), для учителя — говорю — такой науки необходима, кроме научных све­дений и опытности, ещё добросовестность, приобретаемая только трудным искусством самосознания, самообладания и знания чело­веческой натуры».

Вступив на кафедру, Пирогов «положил за правило ничего, не скрывать от учеников и, если не сейчас же, то потом и немедля откры­вать перед ними сделанную ошибку, будет ли она в диагнозе или в лечении болезни».

Закончив первый профессорский курс, моло­дой учёный решил ознакомить других научных деятелей со своими исследованиями и системой преподавания и выпустил в свет «Анналы» («Летопись») своей клиники за 1837 год. В интересном предисловии к этой книге много поучительного не только. Для начинающих врачей. С невероятной для того времени Смелостью Николай Иванович заявил, что каждый практический врач должен откровенно говорить о своих ошибках. «Откровенное и до­бросовестное описание деятельности даже малоопытного практика для начинающих врачей имеет - важное значение,— писал, между прочим, Пирогов.— Правдивое изложение его действий, хотя бы и ошибочных, укажет меха­низм самых ошибок и на возможность избег­нуть повторения, по крайней мере, там, где это достижимо».

. Исповедь молодого профессора вызвала страстные толки в России и за границей. Лишь немногие сумели оценить эту самокритику.

Большинство писавших о «Летописи» Пирогова отзывалось о ней злобно и враждебно.

Жрецы практической медицины из числа

имевших учёные звания негодовали на автора

«Летописи» за подрыв у публики авторитета

практического врача с большими доходами.

Некоторые из них воспользовались покаян­ными заявлениями Пирогова, чтобы подчерк­нуть ошибки молодого хирурга.

Через год Пирогов выпустил второй том «Летописей», который также снабдил преди­словием. В нём Николай Иванович говорит о господствующих в науке эгоизме и тщеславии, об отсутствии взаимного доверия у врачей разных стран. В последней фразе Пирогов имеет в виду «стремление старых врачей — из соображений материальных — скрыть свои до­стижения от молодых собратьев. А это при­носит вред и молодым медикам, и населению». «Наш святой долг,— пишет Николай Ивано­вич,— только путём открытого способа дей­ствия, непринуждённого и свободного призна­ния своих ошибок уберечь медицинскую науку, находящуюся ещё в детстве, от опасного господства мелочных страстей».

Что касается научного содержания обоих томов «Летописей» клиники профессора Пиро­гова, то в них разбирается 48 тем общей и частной патологической анатомии и хирургии. Имеется там описание воспалительных про­цессов вообще, гнойных и гангренозных про­цессов, распространённых в то время в хирургической клинике. Много внимания уде­лено патологонатомической характеристике различных болезненных процессов. Отношения студентов к Пирогову станови­лись с каждым днём всё более дружествен­ными. Каждую субботу, вечером, студенты ' собирались у профессора к чаю. Разговоры были всегда очень оживлённые, научные и не­научные, весёлые и остроумные.

Хирургическая практика Пирогова расши­рялась с поразительной быстротой, тем более что была бесплатной: он не только не брал денег с больных, но в поисках интересных случаев платил больным из своих средств. Начались паломничества в Юрьев больных из всех городов и местечек Прибалтийского края. Кроме того, в свободное от университетских занятий время Пирогов с ассистентами и уче­никами разъезжал по всем этим городам и сёлам. Он производил операции, делал вскры­тия трупов в госпиталях и читал для врачей частные курсы по отдельным вопросам хирур­гии и анатомии.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6