Особенности временной адаптации при перелетах на восток и запад, средства коррекции и профилактики десинхроноза

Необходимость знания закономерностей протекания процессов временной адаптации спортсменов при перелетах через несколько часовых поясов на запад или восток на современном этапе подготовки обусловлена тремя обстоятельствами. Во-первых, предстоящие летние Олимпийские игры состоятся в Австралии, а зимние в США, во-вторых, в настоящее время возросло число соревнований в разных географических поясах (этапы Кубка мира, игры Мировой лиги, коммерческие турниры и др.), куда спортсмены вылетают на 3-5 дней без какой-либо предварительной акклиматизации, и, в-третьих, календарь российских соревнований порой сопряжен с частыми и кратковременными разъездами от западных границ России до восточных и наоборот.

Вопросы временной адаптации спортсменов отражены в работах В.Л. Ярославцева, 1980; С.Г. Харабуги, 1980, 1982; В.П. Зубанова, 1983; В.А. Матюхина с соавт., 1983, 1985; Н.А. Агаджанян, Н.Н. Шабатура, 1989, и других, в методических рекомендациях, подготовленных большим коллективом сотрудников ВНИИФК и ЦНИИМС к Олимпийским играм 1988 г. Сохранение высокой работоспособности и поддержание функциональной готовности и уровня спортивной формы спортсменов при трансмеридиальных перелетах представляется важной проблемой для врачей и тренеров сборных команд, поэтому проблема временной адаптации остается актуальной в спорте.

В настоящей работе обобщены проведенные ранее в нашей лаборатории исследования, а также дан анализ материалов последних лет по временной адаптации спортсменов. В задачу работы входило, во-первых, сравнительное изучение особенностей временной адаптации спортсменов при перелете на запад и восток и, во-вторых, обоснование и обобщение данных по профилактике и коррекции острого десинхроноза - рассогласования физиологичес ких ритмов.

Исследования проведены на 200 спортсменах разных видов спорта при их перелетах на запад и восток через 7-10 часовых поясов: из Москвы в города Сибири, Дальнего Востока, Японии, Кореи, США, Канады, а также при возвращении их обратно. Все спортсмены входили в состав сборных команд страны, особенно большой материал собран по волейболу. Возраст обследованных - 15-30 лет, квалификация -мс, мсмк, змс.

Использовалась широкая программа изучения вегетативной нервной системы, сердечно-сосудистой, гормональной, показателей энергетического обеспечения, определение физической работоспособности с помощью лабораторных тестов и тренировочных серий, анкетные методы. Проводился регулярный врачебный осмотр, изучались заболеваемость и травматизм.

Одним из наиболее отчетливых проявлений временной адаптации при перелетах является сдвиг суточных кривых вегетативных функций по отношению ко времени суток и друг к другу. Рассогласованность суточных ритмов ведет к острому десинхронозу, так как скорость их синхронизации с новым временем разная (происходит рассогласование между датчиками времени и суточными ритмами организма). Известно, что физиологические функции подвержены колебаниям в течение суток. У человека обнаружено более 300 процессов, подчиненных циркадному ритму. Повторяемость процессов (их циклы или ритмы) в большинстве своем врожденная, передается по наследству и имеет внутреннее (эндогенное) происхождение, выработанное в процессе длительной эволюции развития.

Интенсивность большинства процессов нарастает днем и снижается ночью. Ночью у человека по сравнению с дневными часами на более низком уровне находятся ЧСС, артериальное давление (АД), тонус и наполнение кровеносных сосудов, частота дыхания, легочная вентиляция, содержание в крови гормонов, ферментов и большинства других биохимических параметров. Температура тела имеет самые низкие значения между 1 и 5 ч ночи, а самые высокие - в 18 ч. Суточная кривая температуры носит обычно одновершинный характер. Наибольшие величины ЧСС и АД наблюдаются около 18 ч. Максимум содержания гемоглобина в крови приходится на 11-13 ч. В течение дневного времени физиологические функции могут иметь непродолжительные спады, по величине обычно не достигающие ночного спада функций. Так, мышечная сила наиболее низка в 2-5 ч ночи, однако днем она имеет спад в 12-14 ч с последующим отчетливым подъемом в промежуток времени от 14 до 17 ч. Лишь отдельные физиологические параметры характеризуются суточной динамикой, противоположной вышеописанной . Так, уровень антидиуретического гормона более высок ночью, что обуславливает меньшую выработку почками мочи в ночное время. Ночью повышается концентрация натрия в слюне, растет парциальное давление в альвеолярном воздухе и крови при одновременном снижении чувствительности дыхательного центра к углекислоте, благодаря чему возросший уровень РСО2 крови не сопровождается увеличением частоты и глубины дыхания.

Ведущим циркадным ритмом у человека является ритм сна и бодрствования. При смене часового пояса этот ритм изменяется первым, восстанавливается он также быстрее других.

После дальних трансмеридиальных перелетов суточные ритмы организма начинают перестраиваться на новое время. Однако сложность заключается в том, что одни ритмы перестраиваются ыстрее, другие медленнее. Разная скорость перестройки отдельных физиологических ритмов приводит к десинхронозу. Различают период явного (острого) десинхроноза (7-10-14 дней) и скрытого десинхроноза. Последний по продолжительности занимает 25-40, а у некоторых - до 60 дней и больше.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6